Версия для слабовидящих
Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Регистрация



Hits
25681213
25478

Hosts
1092318
1356

Visitors
2345033
4817
13

М. Ю. Лермонтов в Георгиевске

Приехав в Георгиевскую крепость, М. Ю. Лермонтов изменил первоначальное решение ехать в Темир-Хан-Шуру. Случайный дорожный спутник его, ремонтер Борисоглебского уланского полка П. И. Магденко передает о своей встррче с поэтом следующие подробности: «Солнце уже закатилось, когда я приехал в крепость Георгиевскую. Смотритель сказал мне, что ночью ехать дальше не совсем безопасно. Я решился остаться ночевать и в ожидании самовара пошел прогуляться вернувшись, в гостиницу принялся пить чай, как в комнату вошли Лермонтов и Столыпин. Они поздоровались со мною, как со старым знакомым, и приняли приглашение выпить чаю. Вошедший смотритель на приказание Лермонтова запрягать лошадей отвечал предостережением в опасности ночного путешествия. Лермонтов ответил, что он старый кавказец, бывал в экспедициях и его не запугаешь.

 Решение продолжать путь не изменилось и от смотрительского рассказа, что позавчера в семи верстах от крепости зарезан был черкесами проезжий унтер-офицер. Я с своей стороны тоже стал уговаривать лучше подождать завтрашнего дня, утверждая что-то вроде того, что лучше же приберечь храбрость на время какой-либо экспедиции, чем рисковать жизнью в борьбе с ночными разбойниками. К тому же разразился страшный дождь, и он-то, кажется, сильнее доводов наших подействовал на Лермонтова, который решился-таки заночевать. Принесли что у кого было съестного, явилось на стол кахетинское вино, и мы разговорились... На другое утро Лермонтов, входя в комнату, в которой я со Столыпиным сидели уже за самоваром, обратись к последнему, сказал: «Послушай, Столыпин, а ведь теперь в Пятигорске хорошо, там Вёрзилины- (он назвал еще несколько имен); поедем в Пятигорск». Столыпин отвечал, что это невозможно. «Почему?» -быстро спросил Лермонтов, -там комендант старый Ильяшенко, и являться к нему нечего, ничто нам не мешает. Решайся, Столыпин, едем в Пятигорск». С этими словами Лермонтов вышел из комнаты. На дворе лил проливной дождь.
Столыпин сидел, задумавшись. «Ну, что, — спросил я его, — решаетесь, капитан?».

«Помилуйте, как нам ехать в Пятигорск, ведь мне поручено везти его в отряд. Вот наша подорожная, а там инструкция. Посмотрите».

Я посмотрел на подорожную, которая лежала раскрытою, а развернув сложенную инструкцию проверил и сказал, что сожалею.

Дверь отворилась, быстро вошел Лермонтов, сел к столу, и обратясь к Столыпину, произнес повелительным тоном: «Столыпин, едем в Пятигорск!» С этими словами вынул из кармана кошелек с деньгами взял из него монету и сказал: «Вот, послушай, бросаю полтинник, если упадет кверху орлом – едем в отряд; если решеткой – едем в Пятигорск. Согласен?»

Столыпин молча кивнул головой. Полтинник был брошен, и к нашим ногам упал решеткою вверх. Лермонтов вскочил и радостно закричал: «В Пятигорск, в Пятигорск! Позвать людей, нам уже запрягли... Лошади были поданы».
Под проливным дождем 13 мая прибыли в Пятигорск и остановились на бульваре в гостинице Найтаки. М. Ю. Лермонтов вместе со Столыпиным явился к коменданту Ильяшенко и подал рапорт о том, чтобы ему было разрешено остаться в Пятигорске для лечения. Совершенно неожиданно Лермонтову было дано предписание коменданта «отправиться или в отряд, или в Георгиевский госпиталь».

Оказывается, пятигорский комендант не получил разрешения своего начальства оставить Лермонтова на водах. Но ехать в полк Лермонтову не хотелось и18 июня он подает пятигорскому коменданту новый рапорт, в котором сообщает, что «уже начал пользоваться минеральными водами и принял 23 серных ванны» и что «прервав курс, подвергаюсь совершенному расстройству здоровья и не только не излечусь от своей болезни, но могу получить новые, для удостоверения о чем имею честь приложить свидетельство меня пользующего медика. Осмеливаюсь при этом покорнейше просить исходатайствовать мне у г. начальника штаба позволение остаться, здесь до совершенного излечения и окончания курса вод». Вслед за этим Лермонтов пишет непосредственно командующему войсками на Кавказской линии Генералу Граббе рапорт с просьбой о продлении срока, пребывания на Минеральных водах. 23мая Лермонтову был представлен стодневный отпуск для лечения водами.

В георгивском народном музее хранятся картины самодеятельного художника Л.И.Архиповой «Лермонтов в Георгиевске». Молодой офицер с усиками, темные, печальные и умные глаза загораются озорным блеском. Он берет в руки монету и говорит сидящему напротив офицеру Магденко: «Если выйдет «Решка», едем в Пятигорск!»
Вышла злосчастная «решка». Жребий брошенный в Георгиевске, стал подлинно роковым: 22 июня поэт – гордость России был злодейски убит на дуэли Н.С.Мартыновым.

Л.Орудина
«Ленинская правда» 15.10.1974г.